Главная » 2018 » Январь » 16 » Библиотека и мы (продолжение)
21:07
Библиотека и мы (продолжение)

Мы продолжаем разговор о библиотеке, ее роли в культуре, ее значении для современности. Наш сегодняшний автор — Анастасия Гачева — филолог и библиотекарь, ведущий научный сотрудник Института мировой литературы им. А. М. Горького РАН. Она является создателем Музея-библиотеки Н. Ф. Федорова при Библиотеке № 124 г. Москвы. Этот музей посвящен памяти мыслителя, который призывал к борьбе против сил хаоса и смерти, утверждал веру в творческое назначение человека. Значение идей Николая Федорова для российской философской мысли огромно, его духовными учениками считали себя и видные православные богословы.

В свое время о. Павел Флоренский, излагая для энциклопедического словаря Русского библиографического института «Гранат» свое мировоззренческое и духовное кредо, писал: «Основным законом мира Флоренский считает второй принцип термодинамики — закон энтропии, взятый расширительно, как закон Хаоса во всех областях мироздания. Миру противостоит Логос — начало эктропии. Культура есть сознательная борьба с мировым уравниванием: культура состоит в изоляции, как задержке уравнительного процесса Вселенной, и в повышении разности потенциалов во всех областях, как условии жизни, в противоположность равенству — смерти».

В этих словах — оправдание культуры как творческой, мироустроительной деятельности человека, как высшего, бытийного его задания. И не только Флоренский философ, священник, ученый, понимал так культуру. Ключевое значение культурного делания, идущего рука об руку с научным творчеством, вносящего в мир начало «стройности», преображающего внешнюю и внутреннюю среду, утверждали философы-космисты Н. А. Умов и В. И. Вернадский. О космизующей роли культуры как орудии духа писали христианские мыслители В. С. Соловьев, Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков.

«Московский Сократ» Н. Ф. Федоров, знаменитый философ-библиотекарь, связывал дело культуры с фундаментальной способностью человека помнить прошлое и запечатлевать эту память. Природа стремит свои создания вперед и только вперед, человек постоянно обращается вспять, стремится остановить мгновенье, вырвать из плена забвенья драгоценные события жизни, дорогих сердцу людей. Культура слагается из этих актов волевой, творческой памяти, памяти, нравственно окрашенной, движимой чувством любви к уходящему, солидарности с теми, кто жил до нас.

Память о прошлом, его исследование — это для Федорова и нравственный долг человека, и путь к самопознанию. Способность личности увидеть свою жизнь и судьбу сквозь родовую призму, «сознание каждым себя сыном, внуком, правнуком, праправнуком... потомком, т. е. сыном всех умерших отцов», — необходимое условие преодоления небратства и розни. Только всецелая память, по мысли Федорова, утверждает человеческий род как единство, как одну большую семью, разошедшуюся по пространству земли и забывшую о своем родстве, и, напротив, утрата памяти, стирание значимых ее пластов оборачивается рознью и разделением — и между людьми, и между народами.

Такой ракурс видения заставляет с особым вниманием относиться к тем звеньям культуры, которые связаны с собиранием, хранением, трансляцией памяти. Это библиотеки, музеи, архивы, ныне ставшие самостоятельными культурными институтами, а в истории часто объединявшиеся как братские и духовно близкие учреждения. Ум, мыслящий в категориях рыночной цивилизации, циничной и прагматичной, более всего уважающей конкурентоспособность, прибыль, эффективность, успех, легко пренебрегает этими звеньями, отодвигает их на задворки истории. Но если включается другой, «высший ум», то он меняет перспективу вещей, выстраивая образ цивилизации не соперничества, а сотрудничества. Такая цивилизация сознает свою планетарную роль и ответственность, а значит, ценит знание, память, преемственность. Для нее культура и институты культуры не являются довеском к прагматическим «заводам, пароходам» и банкам, но вместе с наукой и образованием стоят в авангарде движения в будущее.

Библиотеке в культуре принадлежит особое место. С одной стороны, она собиратель и хранитель наследия, навигатор в мире знания и культурной памяти. С другой — реальный фактор развития просветительства, науки, образования, открытая исследовательская и творческая площадка, поле апробации новых идей и проектов, пространство социальной работы. Обе эти роли делают библиотеку абсолютно необходимым и принципиально неуничтожимым звеном в национально-государственной и общественной жизни. Библиотека — модель того творческого консерватизма, о котором писал Н. А. Бердяев, подчеркивавший, что движение в будущее невозможно без освоения наследия, без умного учета опыта прошлого.

Библиотека — мир, который помогает человеку духовно расти. Индивидуализм и эготизм, ставящий в центр мира себя и свои интересы, ревниво оберегающий собственные достижения, здесь работает плохо, а утверждается персонализм, для которого становление личности невозможно в обособлении, но лишь во взаимодействии с другими «я», в творческом общении, в общем делании, ведущем к соборности.

Дух соборности и персонализма — подлинный дух культурного делания. Если говорить о библиотеке, то она — как и церковь — носительница и воспитательница этого духа. Храня плоды умственного, творческого усилия поколений, она же время является средоточием личностной памяти. За каждой книгой в библиотеке стоит автор, живое лицо со своей судьбой, своей биографией, со своими опытами жизни и мысли, которые запечатлены на ее страницах для современников и потомков. И потому Федоров называл книгохранилища «душехранилищами», видел в них не простое собрание книг, но «собор лиц», эти книги создавших или соприкасавшихся с ними в процессе жизни, симфонию человеческих судеб, образы людей, ушедших от нас, но оставивших нам мир знаний, пониманий, умений, — то, на что мы опираемся и на чем созидаем.

Соборность — основа библиотечной коллекции, понятой не как книжный склад, а как растущий, развивающийся организм. Она же — основа деятельности библиотекаря. В этой профессии результат определяется кооперацией, умным, творческим взаимодействием многих талантов и воль. Причем взаимодействие необходимо не только библиотекарям, но и тем, кто в библиотеку приходит. От их любви к книге и культуре, от их бескорыстия, от их умения отдавать прямо зависит то, будет ли библиотека жить полной жизнью или же эта жизнь будет лишь теплиться. «Друзья библиотеки», авторы, издатели, читатели — не равнодушные «пользователи», они — строители библиотеки, соучастники ее работы. Именно так понимал их роль Федоров, говоривший об авторском и читательском «долге» перед публичными библиотеками. Послужить делу просвещения — бескорыстно, любовно, ответственно — мыслитель призывал и людей ученых профессий: они должны дарить книги, выступать с лекциями, помогать описывать сложные фонды, давать консультации тем, кто нуждается в умной помощи специалистов...

Включаясь в просветительную деятельность библиотеки, учась отдавать, а не брать, взаимодействовать, а не обособляться, человек собирает себя. Здесь он может испытать радость творчества, понять значение жертвенности, правду служения. И одновременно — ощутить свою сопричастность миру знания и наследия, свою активную включенность в него. «Все должны быть познающими, и всё — предметом познания» — подчеркивал Н. Ф. Федоров, видя возможность осуществления этого принципа именно в библиотеках. Библиотека — не мертвый склад книг, но центр познания и исследования, опирающегося на всю толщу человеческих знаний, на новейшие достижения техники и науки. Музейно-библиотечное образование расширяет творческие возможности личности, ориентируя ее не на пассивное усвоение, но на активное добывание знания.

Духовный собрат Федорова Ф. М. Достоевский много писал о «случайности» русских семейств, о разрыве сыновне-отеческих связей, о вражде детей и отцов, не имеющих общей почвы, утративших смысл человеческого существования. И в прошлом, и в современности библиотеки многое делают для преодоления этой «случайности». Они выстраивают теплые пространства взаимодействия людей разных поколений, объединяя их вокруг книги и наследия. Они помогают справиться с атомарностью существования, той, что как раковая опухоль охватила мир мегаполисов, где человек обречен на бессрочное заключение в каменных клетках квартир, где всё чаще он стремится уйти в виртуальность, заменяя потребность в другом суррогатами сетевой коммуникации. Библиотеки возвращают нас к реальности общей жизни, помогают обрести радость подлинного, а не мнимого взаимодействия, общения реального, а не виртуального.

Причастность миру наследия — залог духовного возрастания не только отдельной личности, но и народа. Национальное возрождение многих стран начиналось именно в библиотеках. Для Болгарии, 500 лет находившейся под османским игом, национальная литература, живопись, национальный театр утверждали себя через народные библиотеки («читалища»). А если говорить о России, то и столичные, и провинциальные библиотеки на протяжении многих лет являлись, как являются и сейчас, «душой» места, умом и сердцем края, средоточием духовной и творческой жизни города, поселка, села. А еще они выступают собирателями «местной истории», той, с которой и начинается любовь к отечеству, из кирпичиков которой слагается большая история — отдельных народов и человечества.

Продолжение следует.

ИА Красная весна
Категория: Информация | Просмотров: 56 | Добавил: admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]